АИДОВЫ ТОННЕЛИ. ЧАСТЬ 1я

Наши спонсоры:
http://gt-krim.ru/ труба полиэтиленовая 110мм пэ80 sdr11 газовая.

АИДОВЫ ТОННЕЛИ. ЧАСТЬ 1-я

Один день из жизни московского студента

Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или Друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе.

Джон Донн


Every time you drop the bomb you kill the God System of A Down.


Это был обычный, весенний день, не предвещавший ничего особенного. Ярко светило солнце, талая вода ручейками бежала по асфальту, переливаясь разными оттенками желтого, подмывая берега еще не растаявших, почерневших от грязи и пыли сугробов... Я быстрым шагом шел вверх по Ясногорской улице, настроение было замечательное – легкое и светлое, под стать погоде. Собственно, погода как раз и была здесь решающим фактором. Я ехал в институт, в который мне ехать совершенно не хотелось – по двум причинам: во-первых, такая погода ну совсем не располагала к учебе, в этот день как-то особенно; во-вторых, второй парой у нас должна была быть древнерусская литература, к которой нужно было очень много чего прочитать, а я дай бог треть успел мельком глянуть. В общем, я все-таки пересилил в себе этот малодушный порыв, тем более что минувшей ночью я очень много усилий потратил на историю России и английский, которые у нас тоже должны были быть в этот день. Не зря же добру пропадать...

Еду в метро. Пытаюсь осилить «Сказание о Борисе и Глебе». Не получается, хоть убейте... Ладно, к черту. Лучше поучу английские слова. Поучу, да. Глаза беспорядочно бегают по строчкам, отчаянно пытаясь уловить хоть какой-то смысл написанного... Так, туда же. К черту все это. Лучше просто музыку послушаю – вот как раз станция Коньково, до Третьяковской успею дослушать Octavarium. Вообще без ума я от Dream Theater – единственная группа, которую я могу слушать когда угодно и где угодно: дома, на улице, в метро, в институте...

Под последние аккорды пятой части композиции, The Razor’s Edge, поднимаюсь по эскалатору. Как обычно, по левой стороне – неплохая тренировка для ног, кстати говоря. Длина там приличная, а я-то зарядку утром не делаю, не успеваю, поэтому вот – в качестве такой своеобразной альтернативы...

Выхожу на улицу, по привычке все тем же быстрым шагом, с которого все начиналось, иду по Новокузнецкой вдоль трамвайных путей. Смотрю на часы: 08:48. Можно не торопиться, пара начинается только через 12 минут. Успеваю.
С запасом даже.

Первая пара - История России. Лекция про правление Александра. Очень люблю этот предмет, еще со школы, у нас там был очень хороший учитель. Здесь, в институте, мне тоже более чем повезло с преподавателем.

...Где-то через десять, может, пятнадцать минут после начала пары у кого-то зазвонил мобильник. Да, у нас грешат этим, есть такая тема. Отрубили. Выключили звук. Ровно через пять минут у меня начинает вибрировать телефон. Звук я заблаговременно отключил, но телефон лежит на деревянной парте, поэтому ого-го как слышно. Смотрю на экран – «Мама». Что-то не так. Она отлично знает, что пара у меня начинается в девять часов. Значит, случилось что-то... Нет, прости, не могу сейчас ответить. А может, что-то срочное?... Нет, нельзя. Вырубаю. Через десять секунд – высвечивается: «Ксюха». Моя старая подруга, очень хороший человек. Мы редко с ней общаемся. Можно сказать, только в экстренных ситуациях, так, к сожалению, получается. В экстренных... господи, да что же это такое? В течении минут пяти эта волна катилась по всей аудитории – звонки текли и текли бесконечным потоком. Это «ж-ж-ж» неспроста. Наша преподавательница поначалу разозлилась, сказала, что, мол, еще раз – и она просто развернется и уйдет. Но буквально в следующую секунду у нее в сумке раздается звонок, она с недоумевающим лицом достает телефон и вырубает его. Через некоторое время – опять. Опять вырубает. На сей раз, видимо, уже окончательно. Так. Я уже отключил свой. Надо включить, если вот прям сейчас кто-то позвонит – отвечу... Только успел набрать пин-код – тут же высвечивается: «Ксюха». Отвечу, значит. «Извините-пожалуйста-мне-нужно-выйти-я-сейчас».

- Алло! Алло, Ксюх? Тебя плохо слышно... Алло! Что случилось?... Не слышу, черт... Что ты говоришь? ЧТО?!!

...Поезд медленно сбавлял скорость. Знакомый гул, нисходящая хроматическая гамма...
Руки на поручнях. Мягко шелестящие газеты. Светящиеся айподы. Коссовские наушники с гремящим хардкором. Электронные книги. Глянцевые и не очень журналы. И что-то странное, почти неуловимое в воздухе... Вот уже в поле зрения появились знакомые белые квадратики, сначала в виде непрерывной белой массы, затем все четче и четче вырисовывались границы между ними; вот уже отчетливо можно разглядеть мраморные пилястры с позолоченными капителями. Медленнее... еще медленнее... еще медленнее... уже почти... «Станция Парк Культуры». Пауза. Почему-то длиной в вечность. ...«Осторожно... двери закрываются... следующая станция...»
Яркая вспышка опередила звук на пару долей секунд. Вагон дернулся словно в конвульсии, стекла с душераздирающим визгом лопнули, пол выскочил из под ног. Словно в рапиде в разные стороны полетели осколки арматуры...

Боже мой. Господи. Я же мог быть там сегодня. Парк Культуры, 8:37... да, вполне возможно, в это самое время, может быть даже – в этом самом вагоне. Я ведь собирался сегодня прогуливать институт... в Сокольники хотел съездить, в парке побродить, подышать чистым воздухом, птиц послушать, солнышку дать погулять по своей коже, весну впустить в душу, вконец измученную долгой зимой... вот она, весна. А завтра ведь Пейсах, великий еврейский праздник, праздник Исхода... А сегодня – понедельник. Первый день страстной недели. Сволочи. Ведь не случайно все это... и Красную ветку они тоже неслучайно выбрали – именно ее, потому что она через самый центр Москвы проходит, тут по утрам в будний день всегда много народу, особенно в понедельник...

Дата: 19 апреля 2010