Hello, hello, baby

Hello, hello, baby

Hello, hello, baby; You called, I can't hear a thing. I have got no service in the club, you see, see… Wha-Wha-What did you say? Oh, you're breaking up on me… Sorry, I cannot hear you, I'm kinda busy. K-kinda…
- Але, да, зая, я уже еду!! – говорю, докрашивая губы у зеркала. Выхожу из квартиры, где никто меня не ждет…
Еду висеть: настроение отличное, выгляжу – отпад, желание выпить чего-нибудь покрепче играет во мне еще с утра.
Приезжаю на Кузнецкий мост, захожу в скромный снаружи CHAPURIN BAR, а там уже во всю играет зажигательная музыка. Поднимаюсь по их сногсшибательной, мигающей разноцветными огнями лестнице с перилами, сделанными из стекла, и с криком и радостным визгом встречаю своих друзей и подруг. Безбашенное веселое настроение бьет по мозгам.
И уже несется.
- Молодой человек!!! - хором зовем его мы с Полинкой, и от этого разливаемся в безудержном смехе, - нам еще пожалуйста 4 самбуки, 2 текилы и 3 рома.
Мне нереально весело, хочется смеяться буквально через каждое слово и по любой причине. Пьяные вываливаемся наружу. Девчонки тащят в соседний UGLY COYOTTE танцевать на барную стойку. Я залезаю туда вместе с Полинкой (а какая мне была тогда разница, что я в мини-юбке, и ребятам снизу все отлично видно – эгегей, ребята, отдыхаем!!). Танцуя, нечаянно снимаю с потолка черный кружевной лифчик (предмет интерьера у них такой, наверное) и с какой-то дури эротично (как мне тогда казалось) начинаю гладить им по блестящей лысине подошедшего охранника. Чувствую, как меня начинают стаскивать с бара.
Едем в тачке. Я отчаянно тычу куда-то пальцами, а Ваня пытается зачем-то одеть на меня какие-то желтые перчатки. Откуда они, чьи они и зачем он мне их одевает я не имею ни малейшего понятия, но мне все равно, потому что я ору на всю машину, голосуя за RAЙ, а не за PACHA. Параллельно чувствую, что последняя стопка текилы просится наружу, а ноги уже болят от танцев и каблуков в 12 сантиметров.
Зеленый неоновый свет, все танцуют. Я целуюсь со своим лучшим другом, которого я внезапно обнаружила в Раю, и нам обоим уже не кажется, что мы просто друзья (действительно, а как бы нам еще казалось – он угашен феном, а во мне дай боже сколько алкоголя!). В спине чувствуется боль – кажется, он с силой шандарахнул меня об барную стойку. К нам подлетели фотографы. (Сережа, активнее, больше страсти – нас же фотографируют!!! Какие потом фотки будут на Geometria, ты только подумай!!!).
Я шатаюсь по Раю туда-сюда. Уже отвалилась от Сережи, куда-то иду, и от алкоголя не понимаю, где нахожусь. Стою общаюсь с каким-то незнакомым парнем.
Публика в Раю в этот раз мне кажется особенно отвратительной: вульгарные мужики под сорок, цепляющие девушек под двадцать, пьяные молодые девушки под двадцать, визжащие, пошло танцующие, неестественно себя ведущие, находящиеся то ли под наркотой, то ли под алкоголем. Сплошная тошниловка. (Почему-то мне и в голову тогда не приходит, что я точно такая же девушка под двадцать – пьяная в ноль, с вульгарно задирающейся мини-юбкой, целующаяся с парнем под наркотой!!).
Вываливаюсь из этого поганого места наружу. Уже не чувствую веселья, зато в полном объеме чувствую собственную усталость. Сажусь на парапет рядом с речкой. Болотниковская набережная. Внизу блестит Москва-река, отражая в себе золотые огни фонарей, старинные здания, открывающийся взгляду простор туда дальше к центру – там, где Кремль и Красная площадь. Красиво нереально. А тут рядом этот монстр. Еще с именем-то каким! Рай! Если это Рай, то что такое тогда ад?!
Сажусь в машину и еду домой. Меня тошнит от всего. От всех этих вульгарных девиц, снимающих их мужиков, от всех этих танцоров в клубах, одетых в вещи как из секс-шопа, тошнит от этой пошлости, вульгарности, морального деградирования и беспредела. Я не понимаю, что тошнит меня на самом деле от другого (100 милилитров рома золотого, 200 милилитров текилы серебряной, 200 милилитров самбуки. Ах да – еще коктейльчик!).
Сижу в машине, мне почему-то хочется плакать. Я думаю о том, что я езжу веселиться так каждые выходные, но зачем я это делаю, я не понимаю... Наверное, потому что все веселятся так, и по правде говоря, иногда я действительно хорошо провожу время…. Но разве это то, чего я хочу на самом деле? Неужели это единственное, что может дать мне этот город? Что он вообще может мне дать, кроме пьяных вечеринок, танцев до утра и тайного глубокого одиночества (родители живут на другом конце Москвы, молодого человека нет даже в перспективе). Хотя что я тут жалуюсь: у меня учеба в МГУ, работа, на которую недавно устроил отец, вечеринки каждые выходные… О каком любимом может идти речь? Наверное, я просто погрязла в этом всем и на чистые искренние чувства уже ничего не остается…
Я подъезжаю к своему дому, отдаю таксисту деньги. На улице кромешная ночь, но я почему-то сажусь на лавочку в своем тихом дворике, рядом с проспектом Верндаского. Сижу, уставившись взглядом в асфальт. Я пьяна и опустошена. Я одинока. В таком большом городе, полном людей, я одинока..
Внезапно скрипит дверь подъезда. Я слегка вздрагиваю.
Оттуда выходит молодой человек. Я облегченно выдыхаю. Я абсолютно незнакома с соседями из своего дома, но этого парня я знаю. Он сын преподавателя в нашем университете. Симпатичный, но не очень-то веселый, неряшливо одевается, слегка странный. В мою компанию и образ жизни он ни за что бы не вписался…
Он вышел и удивленно смотрит на меня (ну чего пялишься как идиот – девушка с вечеринки, пьяная, не может дойти до дома – непонятно что ли!!). Садится рядом. Достает из пачки сигарету и молча протягивает одну мне. Теперь удивляюсь я. Редкое понимание с его стороны. Неужели у меня такой жалкий вид?
Сидим и молча курим. Я заговариваю с ним:
- Не спится? 4 утра.
- Да, много мыслей в голове, решил выйти подышать свежим воздухом.
Бросает на меня взгляд:
- А ты?
А что я?.. Я утыкаюсь лицом в ладонь, чтобы не было видно, что мне хочется плакать. Меня бьет легкая дрожь, и я не знаю, что дальше делать и о чем еще говорить…
Внезапно я чувствую теплую ладонь у себя на плече – я поднимаю голову, и он спрашивает меня:
- Что случилось?
И из меня несется поток слов… Бессвязных, наверное, бессмысленных (о каких мыслях можно говорить на пьяную голову в 4 утра?!). Но он слушает, не перебивает. Потом берет за руку и мне… Мне почему-то просто становится спокойно и легко. Так как не было уже давно.
Вот этим спокойствием и легкостью и рассеялось мое одиночество.

Дата: 09 июня 2010