Храм

Наши спонсоры:
Труба бесшовная холоднодеформированная цена купить трубы бесшовные tabys-n.kz.

Храм

Радио не хотело настраиваться. «Эх, ещё бы вспомнить, какие у них станции…» - но тут среди помех попалось нечто мелодичное, знакомое, французское. Убрав телефон в сумочку, она отправилась
гулять по городу. Нельзя сказать, что её прогулка была бесцельной. Цели появлялись по ходу… Прекрасная погода, почему бы не пройтись по этому парку? Похолодало, нужно бы зайти вон в ту французскую кофейню… Дорогу перерыли – придётся в обход! Блеснули золотом купола. Неужели, это?.. Когда же его открыли – в 95-ом?.. Так, а она уехала ещё раньше.
«Сколько прошло?..» - ей и подумать было страшно. Страшно, как всё тут в Москве изменилось без неё. И как сама она изменилась. Незаметно её имя переделали из Аннá в Annette. Теперь она прекрасно ориентировалась в Париже, а вот схема москвского метрополитена напоминала ей пиратскую карту. «Прохладно, а вот у нас… - она споткнулась на льду и этом «у нас», - Нужно всё-таки добраться до Храма!» - думала она… уже давно по-французски.
Иностранка в родном городе. Вот на неё, даже привычные ко всему москвичи, оглядываются. Неожиданно улица, должная привести её прямо к Храму, оборвалась. Пришлось возвращаться. Одним ухом Аня слушала радио, другим – город: непривычную уже славянскую речь, шум машин, хлопанье дверей…
Вот эта улочка точно приведёт её к цели. Нужно будет, повязав на голову шарф, стать в смиренную очередь, чтобы купить эти тонкие, пахнущие мёдом, восковые свечи. Привычными ей стали парафиновые кругляшки на подставках, стульчики для молитв, витражные розы тех храмов… И под шепот и вспышки привычно молиться иностранному, странному, но так хочется верить, что общему для всех, Богу.
Вся её жизнь превратилась в чёт- нечет: привыкла к горячей легкой выпечке, не привыкла без черного хлеба, к распечаткам на бумаге всех цветов – да, к бюрократическому языку, который приходится проходить по инстанциям иммигрантам, – нет… До сих пор не привыкла Анна к тому, что частям жилого комплекса присваивали названия Зодиака. Сложно привыкала к тому, что после обеда улицу, по которой шла утром, не узнать из-за жалюзи, опущенных до самого тротуара, - все магазины закрыты, впрочем, как и в выходные, и в постоянные праздники. Долго привыкала без страха переходить дорогу - стоишь на перекрестке, решая, куда повернуть, а с двух сторон водители терпеливо ждут тебя, возможно, мысленно посылая к твоей русской матери. «Так и не стала там своей - “russe, matrjochka, slave”, а здесь, в России, в Москве – в кого я превратилась?» - она шла по незнакомым улицам в ту сторону, где ей виделся Храм. Тут один из прохожих вдруг не отвёл глаз, улыбнулся, сказал - Bonjour! Mademoiselle, знать Вы, comment какь aller Крист Спаситéль – Ваш храм? S’il vous plaît…» “Shais plus… Не знаю я… pardon, пардон!.. - и она почти бегом бросилась в сторону своего храма, молясь то ли в мыслях, то ли вслух, - Dieu, s’il te plaît!.. Боже, пожалуйста, пусть его ещё не снесут! Ну, что тебе стоит, Боже?! Прошу! Только не, только бы… Только еще разок увидеть мой дом!»
Иностранец пожал плечами и, сфотографировав мусорку на углу, направился к сверкнувшим куполам чужого храма, насвистывая ту самую мелодию.

Дата: 20 июня 2010