ИЗ ДНЕВНИКА ПРОВИНЦИАЛКИ 4

ИЗ ДНЕВНИКА ПРОВИНЦИАЛКИ 4

В очередной раз пытаюсь начать писать дневник. У меня уже было столько попыток, что и на этот раз не знаю, как долго это будет занимать меня. Но пока существуют вещи, которыми не можешь поделиться ни с кем близким, то общение с «бумажным другом» просто необходимо. А особенно, когда других друзей нет.
Итак, начнем.
Уже несколько дней я живу в этом огромном Городе. Он встретил меня ярким солнечным днем и морозным воздухом моей новой самостоятельной жизни. Лишь сойдя с поезда, я окончательно уверилась в правильности моего первого сознательного решения. Даже сидя в плацкартном вагоне, уносившем меня все дальше от родного городка, я до конца не верила в происходящее. Мне все казалось, будто в вагон вот-вот войдет моя мама и скажет: «Ну, поиграла в самостоятельность, и хватит.
Пора домой». Однако, ничего подобного не произошло.
Я сошла на перрон и остановилась в замешательстве. Никогда в своей жизни я не видела столько людей, находящихся в одном месте. Одни снуют туда-сюда, другие стоят, охраняя свои огромные тюки, и всех их так много! А шумно-то как!
Мне сразу же стало не по себе. Говоря «не по себе», я не имею ввиду, что мне захотелось домой. Нет. Просто я не ожидала, что мое знакомство с Большим Городом произойдет в таком оживленном темпе.
Долго раздумывать мне не пришлось. С собой у меня была небольшая женская сумочка и средней тяжести спортивный «баул», вмещавший в себя почти все мои пожитки. С мамой мы договорились, что остальные мои вещи она вышлет мне с
проводником, как только я сообщу ей, что устроилась.
Обе сумки на плечо, и через несколько секунд я уже слилась с общей снующей массой. Немного поплутав на вокзале, я, наконец, очутилась на городском шоссе. Более получаса я провела в поисках нужной мне остановки автобуса. И, если бы
не необходимость, я бы, наверное, еще несколько часов с удовольствием погуляла бы там. Мне так хотелось зайти во все эти магазины, пестрящие своими красочными витринами; поесть в одном из множества кафе и закусочных, которые я
проходила, и которые так и манили своими чарующими и вызывающими безумный аппетит ароматами. Но я не решилась: во-первых, мне нельзя было опаздывать, а, во-вторых, меня предупредили, что этот Город очень дорогой. Но я все же
позволила себе Французский хот-до». Дороговато для сосиски, но вкусно. Дома такого не попробуешь.
В ожидании автобуса я озиралась вокруг. По шоссе мчались машины. Их было не меньше, чем людей. Ни раз я слышала, как этот Город называли резиновым. Становится понятно, почему. Но машины очень красивые. Когда ветер дует в лицо,
и глаза начинают слезиться, шоссе напоминает палитру художника (на которой, правда, размытые цвета слишком часто меняют свое расположение).
Часа через полтора я добралась до места. Еще через час я завалилась на диван, и только в тот момент поняла, как сильно устала, и сама не заметила, как уснула. Спала я крепко. И мне не снился ни мой родной город, ни мой дом, ни мама.
Когда я проснулась, было уже темно. Я перекусила на скорую руку тем, что осталось от дорожного провианта, и включила телевизор. Мне было хорошо. Вот оно – долгожданное ощущение свободы, когда ты принадлежишь только себе и можешь делать все, что захочешь, независимо ни от чьих желаний. Не могу сказать, что мама меня гнобила. Наоборот. Я всегда пользовалась полнейшим маминым доверием и могла многое себе позволить. Но, как бы то ни было, я всегда чувствовала, что территория моей свободы имеет свои пределы.
Наверное, каждый человек от природы существо подчиненное и несвободное. С самого детства все наши поступки и слова зависят сначала от родителей, затем – от воспитателей, учителей и преподавателей, позже – от начальника. И так всю жизнь. Ограничения во всем. Не могу сказать, что в случае отсутствия всех этих ограничителей я бы пустилась во все тяжкие. Но, как бы это объяснить? Мне необходимо просто знать, что распоряжаться своей жизнью я могу, ни на кого не оглядываясь и не отчитываясь в своих поступках.
И именно в тот день я почувствовала, что мечта моя близка к осуществлению. Впервые в жизни я не думала ни о ком, чье мнение до сих пор было важным для меня. Я парила. Я упивалась осознанием того, что сама смогу выстроить свою жизнь по свое модели. Возможно, на пути к заветной цели я совершу немало ошибок, но я совершу их самостоятельно. Я сама буду принимать решения и отвечать за их последствия.

* * *

День сегодня странный, как говорится, «с утра не задался». Поездки по городу изматывают меня. Когда я тратила время на прогулки, оно летело с огромной скоростью; а в поисках работы оно течет медленно, как густой сироп.
Сегодня со мной произошло первое «городское происшествие». С очередного собеседования я ехала домой на метро. Уникальный все таки транспорт – метро. Не зря по нему иностранцы толпами ходят. Это такая своеобразная смесь музея с библиотекой. Красота: цветная мозаика, резная лепнина, статуи такие реалистичные. И вокруг все читают. Все подряд читают: газеты, журналы, книги, конспекты и всякую всячину. Насколько я поняла, читают они не потому, что этот Город – самый интеллектуальный в мире. А потому, что метро – самый «долгоиграющий» транспорт в мире. Пока доедешь из одного конца Города в другой – забудешь куда едешь. И читают здесь для того, чтобы хоть как-то занять себя в поездке, которая может длиться все полтора часа. Это, конечно, не мое захолустье, которое объехать можно на машине максимум за полчаса, при этом, не упустив ни одной местной достопримечательности (если бы такие отыскались).
Я тоже читала. На одной из станций ко мне подошел молодой человек. В вагоне было шумно, и я не расслышала, что он мне говорил. К тому же, в мои привычки не входит беседа с незнакомцем, поэтому я нарочно не обращала на него внимание. Свою настойчивость он проявил в действии. Терпеть не могу, когда со мной обращаются панибратски, хватают, например. С детства не люблю. Он стал говорить что-то о том, что я слишком высокомерная, и он собьет с меня спесь, и становился все агрессивнее. Я испугалась не на шутку. Я смотрела на него снизу вверх, и мне казалось, что он вот-вот меня ударит. А окружающие будто ничего не замечали. Те, кто обратил на нас внимание, тут же отводили взгляд.
И тут совсем рядом я услышала женский голос:
Отвали от нее! – Голос прозвучал резко и грубо.
Чё? – Хулиган зло посмотрел на сидящую рядом со мной девушку.
Отвали, подонок, я сказала, - повторила она. И на этот раз слова ее звучали еще жестче.
Он склонился над ней, и она резким движением притянула его за воротник к себе, шепнула ему что-то на ухо и резко оттолкнула. Парень был очень зол. Но, ничего не говоря, на следующей же станции вышел из вагона.
Я поблагодарила эту смелую девушку, и мы познакомились. Еще несколько станций мы проехали вместе. Я ей вкратце рассказала о себе, о том, что сейчас ищу работу. На что она ответила мне, что сможет помочь. Я обрадовалась поначалу, а потом отказалась.
Оказалось, что эта милая душевная девушка – проститутка. И мне она предложила зарабатывать на жизнь тем же.
Никто не заставляет тебя стоять на улице часами. У тебя есть квартира, там и работай. Если надумаешь, позвони. Я дам тебе пару советов.
Она дала мне номер своего телефона, и напоследок сказала:
Сегодняшний инцидент не будет последним. Будь готова к таким ситуациям. И к тому, что этот Город не любит людей.
Она вышла из вагона и, обернувшись, помахала мне рукой.
Во время этой поездки меня удивили две вещи.
Во-первых, когда ко мне пристал этот нахал, ни один мужик из тех, кто находился в тот момент рядом, не вступился за меня. А ведь все случилось в дневное время, когда вокруг еще полно людей. На весь вагон не оказалось ни одного настоящего мужчины. Да случись такое у меня дома, этого подонка быстро бы на больничную койку отправили, сделав вечной загадкой для хирурга! А здесь, нет. Будто, разом все ослепли и оглохли.
И, во-вторых, эта девушка. Такая милая, аккуратная, приятная в общении, - оказалась проституткой. Да и говорит она об этом занятии без тени стеснения. Она, вроде как, и не стыдится вовсе. Заговорила же она с первой встречной об этом.
Да, этот Город начинает меня разочаровывать. Хотя, может, я сгущаю краски? Возможно, никто из мужчин не заступился за меня, потому что они знали, что ничего страшного не случится, и парень просто петушится; а девушка, наверное, пошутила.
Может быть, мне просто становится одиноко, и поэтому я вижу все в черном свете?

Дата: 18 февраля 2010