Катки

Катки

Катки в этом году заливали дольно поздно, где-то в конце декабря, а некоторые мои знакомые уже открыли ледовый сезон и всячески пытались меня вытащить из дома.
Впрочем, я и сам был не против прогуляться, а заодно, и пообщаться с моими давними подругами Леной и Олей, хотя последнюю мадам я всегда называл Сурковой.
Где-то в среду я решил написать по аське Сурковой с целью пригласить покататься на коньках в любимом парке имени Горького. За два дня общения мы смогли договориться пойти в субботу вечером в пять часов, хотя мы долго не могли найти общего решения и каждый из нас упирался рогом, и не хотел друг другу уступать, но все же я, включив все свое обаяние, объяснил, чем пять часов для встречи лучше шести. Я сказал, что она сможет на целый час дольше лицезреть меня и это сработало.
На самом деле я и сам не понимал, почему настаивал на пяти часах вечера, наверное, потому что, как и Суркова, я очень люблю поспорить, меня привлекает сам процесс общения в такой форме, особенно с прекрасным полом.
Самым главным условием встречи я поставил только одно, это быть как штык, то есть вовремя. Я просто не понимаю и не могу простить, когда люди опаздывают, так как сам никогда не опаздывал и не научился так бездарно тратить чужое время. Все это доступно и популярно я объяснил моей любимой Сурковой и то, что с ней случится, если она своим поведением заставит меня стать страшным "пушистым хомячком". Не зря я все это ей говорил, ведь я же знал Суркову не первый день и то, что она любитель опаздывать на встречи минут на пятнадцать-двадцать, а я как дурак всегда прихожу минут на десять раньше.
Ну, вроде договорились и теперь осталось настроиться на волнующую встречу и, наконец, дождаться её.
В пятницу вечером мы отмечали в узком кругу семейный праздник. Это был день рождения моего брата Дениса и нашей мамы. Были только мы - Мостовские и дядя Сережа.
Рассказывать про то, что пятеро совершеннолетних юношей немного выпили, я не буду, сами понимаете… Но простыми посиделками все как всегда не ограничилось, и ладно еще я с Кошмаром (мой старший брат Кирилл), не первый год друг другу братья и не раз посреди ночи уходили на поиски приключений и веселья. Меня удивил мой родной дядя Сережа, ему после пары пива и двухсот граммов водки захотелось погулять. Мы с Кошмаром только за и поэтому всем скопом двинулись с одной Таганки на другую, там оставили Лерку, а сами продолжили наш утренний путь в Бусиново. Утренний, потому что было где-то четыре утра. Надо сказать, что до Бусиново мы доехали без приключений, просто поймав такси.
В Бусиново если честно тоже ничего особенного не было, просто культурно посидели на кухне и пообщались. Кошмар, набравшись впечатлений, заснул прямо на столе и мне пришлось его оттаскивать в спальню, а дядя Сережа спать не хотел и он стал с утра пораньше обзванивать каких-то своих знакомых. Я и сам позвонил друзьям и решил парочку, как мне казалось, мировых проблем. А это всего лишь было оказание услуг страхования автомашины в восемь утра.
Проводив дядю, который прихватил с собой недопитую бутылку водки и сигареты, я устроился на диванчике отдохнуть, ведь уже наступила суббота и через пару часов мне надо было идти кататься на каток с Сурковой и ее подругой Леной.
Встречаться мы должны были в центре зала метро Октябрьская и вопреки всем моим ожиданиям Суркова была точна, как атомные часы. Она приехала во время и стала ждать меня и Лену, чтобы пойти кататься на коньках, а заодно рассказать друг другу все то, что с нами случилось за время разлуки.
Лена стала опаздывать примерно на час и решила позвонить Сурковой, чтобы она не ждала её и шла со мной кататься, а сама потом нашла бы нас на катке. Но не дозвонившись на мобильный Сурковой, Лена решила позвонить ей домой и уточнить, ушла ли она на встречу с Мостовским. Дома был Глеб, это как бы парень Сурковой, которому сама Суркова не стала говорить где и с кем собиралась встречаться.
Лена потом пожалела о том, что рассказала Глебу про эту встречу, когда ругалась с Сурковой по этому поводу. Ну не об этом речь, вообще Лена опаздывала на час и думала, что я уже встретился с Сурковой и мы вместе катаемся на коньках, и ждем не дождемся Лены.
А моя дорогая Суркова стояла в метро и ждала меня с Леной уже пол часа и начинала потихоньку звереть от того, что мы с Леной наверняка встретились раньше и решили пойти кататься без нее.
Окончательно потеряв терпение и никого не дождавшись, Суркова отправилась на каток искать нас.
На катке народу было много и кататься было как всегда весело, ведь своим всеобщим позитивным настроением и славился знаменитый каток в парке Горького, хотя он еще был знаменит своим льдом, а именно его ужасным состоянием. Но отдыхающим это не мешало и на выходе с многократным отрывом были только положительные эмоции.
Правда только на Суркову и Лену не распространился этот позитив.
Наверное, потому, что каждая злилась из-за того, что думала, что ее подруга сейчас катается в компании Мостовского, а она в одиночестве.
Накатавшись вдоволь подруги поехали по домам и решили созвониться, чтобы устроить маленькую сценку с разбором полетов и работой над ошибками, тем более что Суркову дома ждал обиженный Глеб.
Созвонившись подруги долго выясняли отношения и ругались, а на самом деле им просто надо было выплеснуть всю накопившуюся злость и так сказать выпустить пар.
Как только они успокоились и выяснили, что в общем-то они обе катались в одиночестве и обе злились друг на друга напрасно, потому что их горькие доли были равны, они поняли, что это все Мостовской, который наглым образом не пришел на встречу и надругался над их чувствами.
Особенно неприятный осадок остался у Сурковой, которая предварительно выслушала от меня двух часовую лекцию о вреде для ее здоровья и женской чести опоздания на встречу со мной.
Да уж вышло все конечно не очень художественно.
А что же, спросите, делал я? Почему не пришел?
Да все очень просто, после посещения Кошмара мой организм отказался выполнять все требования посылаемые моим мозгом. А я действительно хотел пойти на каток с подругами и даже взял с собой коньки, когда мы ехали в Бусиново.
Но не смог я, не смог и нет мне оправданья!
Я как интеллигентный молодой человек понимал всю глубину своего морального падения, но почему-то даже не испытывал никакого угрызения совести. Лена на меня в силу своей доброты и не могла обидеться, вернее могла, но долго злиться не стала бы. И через день она даже пригласила меня в гости, чтобы попечь праздничные пряники.
А вот госпожа Суркова, которую я считаю своим другом, понимающим меня, серьезно разобиделась.
Я искренне надеюсь, что она меня как-нибудь переварит и такого наглого, ведь мы не первый день, как говорится, портим друг другу кровь.

P.S. Все герои рассказа реальны и ни один Сурок при написании не пострадал! Я полностью оправдан и реабилитирован!

Дата: 03 марта 2010