МОСКОВСКИЕ КАНИКУЛЫ ЧАСТЬ II

МОСКОВСКИЕ КАНИКУЛЫ - ЧАСТЬ II

Я честно пыталась защитить девушку, поскольку на собственном опыте знала, что по наличию в графе семейное положение двух штампов: о заключении брака и его расторжении, однозначно можно сказать только одно,
у человека имеется изрядный опыт выяснения отношений с отдельно взятым представителем противоположного пола. К тому же по глазам Клауса было видно, что девушка ему понравилась, однако в тот момент доводы Хорста победили. Поскольку других встреч в этот день у Клауса запланировано не было, мы втроем отправились гулять по Москве.
Подобный сценарий, с незначительными изменениями повторялся изо дня в день. Иногда свидания Клауса проходили вечером и
тогда утром за завтраком мы с Хорстом ждали отчет о прошедшей встрече. Хорст вставлял язвительные комментарии в адрес очередной претендентки, я из женской солидарности ее защищала. Клаус молча выслушивал нас обоих.
Иногда встречи с девушками проходили поздно вечером в баре гостиницы и тогда мы с Хорстом приходили поддерживать нашего нерешительного друга. Я, как правило, оставалась не долго, ночные посиделки мне давались с большим трудом не из-за недостатка общительности, а в основном потому, что я никак не могла привыкнуть к разнице во времени. К восьми часам вечера у меня начинали слипаться глаза и нападала жуткая зевота. До десяти я еще как-то держалась, но оставаться дольше было выше моих сил. Кроме того, меня начал утомлять этот бесконечный поток Маш, Оксан, Татьян. Во время наших бесед, меня так и подмывало вставить на русском языке:
- Девченки, вы просто теряяете время...
Однажды вечером, когда Клаус опаздывал на очередное свидание к тридцалетней блондинке из подмосковья, Хорст полушутя, полусерьезно напутствовал его следующими словами: «она ждала свое счастье тридцать лет, неужели не подождет еще 20 минут!»
В том, что Клаус способен составить чье-либо счастье, я лично сильно сомневалась. Он был хорошим парнем, добрым, милым, но безгранично инфантильным. Фактически не он, а Хорст выбирал ему невесту, причем многих он выбраковывал заочно.
Бедные русские девушки, оказавшись волею судьбы «в стане врага», я поняла как мало ценят нас заморские принцы. В середине девяностых поток невест, желающих «свалить» из России был таким мощным, что иностранцы просто тонули в выборе претенденток. Что повышало их значимость в собственных глазах и уменьшало наши шансы найти свое «счастье».
Говоря откровенно, в моих ранних уходах по вечерам был еще один тайный умысел. Я наделась, что возможно во время этих посиделок в баре за бутылочкой вина, свою половину найдет не только Клаус, но и Хорст. Через три дня интенсивного общения между нами сложились замечательные дружеские отношения, но в них не было и намека на сексуальное влечение. Причем похоже не только с моей стороны. И хотя окончательного разговора между нами пока не состоялось, я начала готовить маму к мысле, что с идеей обрести немецкого зятя ей лучше расстаться.
Мама, кстати сказать, проводила время прекрасно: гуляла по Москве в свое удовольствие, ходила в театры, на выставки. Вечерами я засыпала под ее рассказы.
Переодически в холе и ресторане гостинице я натыкалась на приветливые улыбки кареглазого брюнета, увиденного мною в первый день. Похоже парень был не прочь познакомиться, но не решался подойти, поскольку я как правило передвигалась в сопровождении экскорта из двух парней нордической внешности...

Я уже спала, когда в дверь нашего номера раздался осторожный стук. В тот вечер мы все разошлись по номерам по-раньше, потому что на следующий день парни собирались совершить шипинг-бросок по московским магазинам в поисках сувениров и подаровков для друзей и родственников.
Я открыла дверь и с удивлением обнаружила на пороге своей комнаты Клауса в пиджаке, наброшенном на пижаму, а рядом с ним женщину преклонного возраста, которая держала за руку не погодам ярко накрашенную девчушку лет семнадцати.
- Марина, - запричетал Клаус, - прости, что разбудил, но я не могу понять, что эта женщина от меня хочет.
Оказывается «дамы», навестившие моего немецкого друга в столь поздний час не говорили ни на одном из знакомых ему языков. С учетом плачевного положения Клауса, мне пришлось выступить в роли переводчика. Как выяснилось, женщина была мамой, одной из девушек из «списка невест». Прошлым вечером Клаус имел неосторожность позвонить ей, чтобы назначить свидание. Не знаю, как они там общались, но мать несостоявшейся невесты Клауса (девушка уже успела выйти замуж за американца и отбыть с ним в Новый свет) решила, что поскольку судьба ее собственной дочери уже устроена, не плохо было бы пристроить и ее двоюродную сестру, поскольку у той процесс поиска жениха продвигался не столь успешно. Я сразу поняла ситуация складывается угрожающая, по опыту знаю, когда имеешь дело с такими решительными тетеньками, проблему нужно гасить на корню.
- Клаус, -сказала я указывая на девушку, - есть возможность взять это милое создание, - в жены. Ты готов жениться?»
«Нет!» - ответил Клаус, и по его глазам было видно, что он не кривит душой.
Тогда, перейдя на родной русский язык, я объяснила тетеньке, что Клаус не может жениться на ее племяннице потому, что завтра мы с ним идем подавать заявление в загс.
- Опоздали,- вздохнула женщина. И пожелав мне счастья, побрела по коридору к лифтам. Девчушка засеменила за ней.
- Иди спать, Клаус. Больше они тебя не побеспокоят.
- Марина, ты меня прости, пожалуйста, я просто не знал, что делать.
- Меньше слушать Хорста. И по-быстрее определяться. Спокойной ночи.
С этими словами я отправилась спать.

На следующий день за завтраком я поняла, что лед тронулся. Не знаю, что возымело действие - ночной приход тетеньки или мои слова. Но Клаус набрался смелости и, выпив кружку бурдамецина, который в меню гостиничного ресторана значился как кофе-растворимый, заявил, что прекращает встречаеться с новыми девушками, потому, что он определился и оставшиеся два дня хочет посвятить своей избраннице.
Хорст насторожился.
- И кто же наша счастливица?
- Елена.
- Это которая?
- Самая первая.
- Так ведь у нее ребенок от другого!
- Зато возможно следующие трое у нее будут от меня.
Я не выдержала и показала Хорсту язык. Я была ужасно рада, на моих глазах Клаус превращался в мужчину.

В тот день мы с Хорстом гуляли по Москвес вдвоем. Без Клауса мы чувствовали себя осиротевшими. Я остро ощущала, что Клаус и его невесты были единственным звеном соединяшим нас все эти дни. Похоже тоже самое думал и Хорст. Теперь, когда наш общий друг наконец определился со своим выбором, нам оставалось только порадоваться за него и честно признаться, что наша собственная история подошла к концу.
Мы сидели в пицерии.. Хорст нервно теребил салфетку...
- Понимаешь, когда я с тобой переписывался, - оправдывался он, - я представлял тебя совсем другим человеком. Рациональным. Четко понимающим, что он хочет от жизни. Более взрослым в конце концов!
- Все нормально – успокоила я его. Конечно, по письмам сложно объективно оценить человека. Я думаю, что мы замечательно провели время... а свои половины мы еще встретим...
Ну не могла же я ему сказать, что у него сложилось абсолютно верное представление о человеке, писавшем ему письма...просто письма эти писала ему не я...
- Дааа.... Говорят еще в Белоруссии много хороших девушек, - задумчиво промолвил Хорст. Похоже в нем начало просыпаться чувство юмора. Мы от души расхохотались. За пять дней, проведенных в поисках подходящей невесты для Клауса мы очень сблизились и теперь оба испытывали невероятное облегчение от того, что можно прекратить притворяться женихом и невестой, а быть просто друзьями... Хорст рассказал мне, что в прошлом году, он точно также как Клаус приезжал в Москву с пачкой фотографий, адресов и телефонов, но безрезультатно, поэтому в этом году он решил изменить тактику.
«И снова ничего!» - подытожила я. Мы снова рассмеялись.
На следующее утро я прощалась с Хорстом и Клаусом на крыльце гостинице. Мы с мамой улетали на следующий день. Похоже второе свидание Клауса с Еленой прошло замечательно. Он был в приподнятом настроении, все время шутил и улыбался. Я попросила Хорста рассказать Клаусу о нашем решении остаться друзьями уже в самолете. Неохота было выслушивать соболезнования, тем более, что они совершенно не соотвествовали моему лучистому настроению.
Я еще стояла у входа в гостиницу, раздумывая, чем мне заняться, когда сзади раздалось деликатное покашливание.
- Похоже Ваши немецкие друзья отбыли на родину...
Я оглянулась. Передо мной стоял мой кареглазый красавец.
- Вы не рассердитесь, если я предложу Вам прогуляться со мной по Москве...
Мы посмотрели друг другу в глаза и засмеялись. Это был последний, самый замечательный день моих московских каникул.

Дата: 28 марта 2010