Московские пробки
  • Наши спонсоры:
    Шляпная коробка для цветов купить шляпные коробки для цветов в спб korobka.spb.ru.

Московские пробки

Стою уже час в пробке, недалеко от Белорусского вокзала, поворот на Гашека. Есть множество способов занять себя в пробке, но сколько ни пробуй, приходишь к единственному способу – копание в собственных мыслях. Мы поссорились вчера.
Уже третий раз за неделю. Почему? Задумался. Гудок сзади, под самые ребра. Гляжу в зеркало – черный Infinity нервничает. Уже все поехали, а я торможу. Раньше бы я посигналил ему в ответ. А сейчас только улыбнулся в зеркало заднего вида
себе, да и ему тоже. Снова стоим… на пешеходном переходе – это же Москва. Зеленый свет для пешеходов. Люди протискиваются между машин, среди толпы я замечаю молодых ребят, студенты, их легко узнать, у них особый взгляд, он полон
свободы, туманных целей и… разговаривая и шутя, они весело и ловко протискиваются между машинами, один из них даже помахал кому-то из пассажиров. Весело. Я смотрю на них и задумываюсь, автоматически нажимаю кнопки на магнитоле, перелистывая радиостанции, которые оставляют после себя по паре звуков. Я погружаюсь в себя. Почему мы поссорились? Сколько лет мы уже вместе? Почему этот вопрос приходит на ум сразу после первого? Всего несколько лет назад я тоже был студентом. Я открывал для себя мир, залитый ярким весенним солнцем, пробираясь к своему университету сквозь толпу на Октябрьской.
Да, именно тогда я встретил ее. Она пришла в мою жизнь весной, своей улыбкой, золотыми волосами она разбудила меня от зимнего анабиоза. Чуть наклонив голову, она смотрела на меня – и весна медленно превращалась в лето с запахом цветов
и духов на ее шее. Мы держались за руки и вдыхали шоколадный ветер, стоя на набережной Якиманки, напротив Красного Октября. Тогда счастливее нас в Москве не было никого. На пешеходном мосту через Водоотводный канал, который показывают всем иностранцам, мы целовались, не обращая внимания на щелканье затворов их фотоаппаратов, которые пытались запечатлеть фонтаны в наиболее выигрышном ракурсе. Кажется, одна итальянка, пожилая женщина, подмигнула нам и заулыбалась.
Но в тот день, на том мосту, нас было только двое. Брусчатка старого Арбата, омытая дождем, скованная по бокам рядами домов стала для нас маленьким Парижем, а северный речной порт – стартовой площадкой наших кораблей и ракет, полных любви, обещаний и фантазий, которые мы отправляли в надежде о новых мирах.
Сколько всего прошло с тех пор. Я поворачиваю на Садовое, вливаясь в поток таких же как я, стоящих в пробке, задумавшихся людей, с глазами смотрящими внутрь себя. Москва словно замерла, и только мысли, носимые ветром, раскачивают
рекламные растяжки. Будто фотография, снятая с большой выдержкой, а мы лишь следы красных и желтых фар на ней, одна из тех фотографий, которыми полон наш фотоальбом, пылящийся на полке.
Тогда, в вещах, оставшихся от отца, я нашел старенький «Зенит». Он запомнил каждую ее улыбку, каждую деталь ее лица, ее глаза; букет из собранных в парке осенних листьев, зоопарк с недоделанным планетарием, куда очень хотелось попасть,
глаза лошади, одиноко стоящей в вольере; капли дождя на стекле, доживающего свой век, но не потерявшей привлекательности, трамвая; небо над собором Василия Блаженного; наш университет, магазины и кафе, прохожих, улицы, перекрестки,
аллеи, скамейки, и воздушный шарик, отпущенный в небо.
Я опустил стекло и вдохнул холодный ветер с улицы, надо было деться куда-нибудь от всех мыслей. Я вышел из машины, захлопнул дверь и посмотрел на небо. Небо над Москвой единственное, что не меняется в этом городе. Сменяются декорации, чувства, люди – город дышит и движется. А мы прячемся каждый в своей жизни. Но скоро я увижу ее. Она все еще обижается и хмурится, но не перестает быть прелестной. Она молча сядет в машину. И мы снова оставим на фотографии следы красных фар. И я снова, как тогда, предложу ей прогуляться по Москве.

Дата: 20 февраля 2010