СНОВА

СНОВА

- Разводимся! – и, схватив со своего столика его ежедневник, швырнула с выработанной годами меткостью.
- Опять? – муж принялся собирать рассыпавшиеся по полу бумажки, - Да выключи свои песни!.. – он любил тишину, она – музыку, она не любила футбол, он – «Дом 2»… Как они раньше не замечали, что ни в чём не схожи?
- Во-первых, не опять, а снова!.. А во-вторых, с чего бы это выключать моё любимое радио? С тобой я разговаривать не собираюсь! – прибавив громкости приёмнику, жена продолжила, перекрикивая музыку, - Сколько я могу терпеть этот бардак? Почему ты никогда – никогда! – не убираешь свои вещи на место?! Почему уже пять лет я должна натыкаться на разбросанные носки?.. Ладно бы ещё своя квартира – достали съёмные хаты. Тут ничего не отремонтировать, там через месяц выгоняют… И вообще, на кого ты похож?
- А ты-то себя давно в зеркале видела?! Достала… Придираться к мелочам! – он стукнул по столу ежедневником, из которого опять посыпались бумажки, - Выключи, сказал!
На его счастье мелодию прервала гипнотизирующая реклама, и жена уменьшила звук, но только приёмника:
- Алёшенька, если это мелочи, ерунда всякая… То ты бы просто потратил пять минут, чтобы меня не расстраивать! Почему я должна и работать, и готовить, и убирать… а даже в кино уже полгода не были! Не гуляем совсем! Даром, что в Москву перебрались.
- Не даром, а очень дорого! – парировал Алексей, - Да что ты-то жалуешься, Тонечка, – с корпоративов не вылезаешь? – не позволил ей ответить, - Не вылезаешь! Подружки – шопинг, есть? Каждый день! Красот салоны?..
- Да когда такое было?! – возмутилась Антонина, - И вообще, с каких это пор ты на меня внимание обращать стал? Вдарился в работу свою! Что мне с этими деньгами делать ещё?
- Вдарился для тебя! – он попытался выключить возмущенно пискнувший приёмник, - Если бы нет, ты бы мне… ты бы запилила, что денег нету! Как было? – он продолжил гнусавым голосом, - Вот живём в дыре, а все нормальные уже в столицу переехали…
- Да я ради тебя ведь! – назло мужу Тоня снова включила радио, - Что бы ты там делал со своей наукой? Кому ты там нужен был, кроме меня?!
- Ага, а теперь не нужен стал? – он оттолкнул её.
- Не нужен - не нужен! Давай к своей… – её голос срывался.
- Что?! – он замахнулся.
И они оба замерли на грани не совсем приятной сцены. Если бы он её ударил, она бы ушла, наученная горьким опытом матери. Если бы она ушла, он продал бы машину, а деньги бы пропил. И оба мучились бы в ожидании – «ну, когда одумается и позвонит?» Может быть, опомнились бы… Сделали бы несчастными ещё двоих.
Но по радио зазвучало что-то приятно знакомое. Нет, не любимая, не «их» песня, но какая-то общая для них… Они одновременно вспомнили – под эту мелодию танцевали, волнуясь, торопливо выученный вальс. На собственной свадьбе. Счастливые тогда.
Переглянулись, но тут же отвели глаза. Он опустил руку, она расплакалась. Как так получается?.. Почему мелочи заслоняют от нас любовь - дружбу, наше счастье? С чего это вдруг оказывается важней, в какой квартире, обстановке, в каком городе жить, чем тот, с кем быть? Особенно, если без него или без неё абсолютно безразлично, в какой квартире, обстановке, в каком городе… существовать.
Сделав радио громче, Алексей вдруг протянул ей руку. Она отстранилась, как от удара, но тут же смущенно улыбнулась. Не помня уже ни па из того танца, они просто покачивались под знакомую музыку. Он – потерявший спортивную форму и рано поседевший, она – в халате и омолаживающей маске. Но словно и не было этих пяти лет.
Приёмник сбился, закашлялся помехами и испугано замер, прислушиваясь.
- А почему у нас до сих пор нет детей? – сказали они одновременно. Счастливые снова.

Дата: 20 июня 2010