Только до конца

Только до конца

Они сидели в кафе с багровыми стенами, столики стояли близко друг к другу имитация французской кофейни.
Он ел что-то, она ела то, что выбрал он. И было такое приятное ощущение не "он" и "она", а "Мы". Он даже не заметил и обмолвился официантке, сказав не "я пожалуй буду", а "мы пожалуй будем".
Он крутил в руках зажигалку. Она смотрела на его пальцы. Что-то чувствовала она к этой зажигалке, но еще не понимала, что именно.
В углу, около барной стойки один мужчина пел, другой играл на саксафоне. Они периодически переглядывались между собой, а Она, чтобы как-то отвлечься от его зажигалки, попыталась разглядеть в них геев, что у нее почти получилось.
...Они говорили. О том, что здорово было бы, если бы сейчас все так весело прокричали от "1" до "12" и потом поздравили бы друг друга с новым годом. Нет-нет, она не отмечает новый год, да и он не считает его любимым праздником, просто им так хотелось. _ИМ_ПРОСТО_ТАК ХОТЕЛОСЬ_.
...Он крутил в руках зажигалку. Бесщадно так крутил, по-хозяйски. Они говорили, смеялись, снова говорили, смотрели, молчали...
...Она никогда не следила за своим лицом, за мимикой - сотни, сотни эмоций за минуту, часто смешных, но она не следила за лицом все равно. Никогда. Часто даже в мимике ее был ребенок. Столь отчетливо.
Он крутил в руках зажигалку. Она смотрела на его пальцы.
Она часто перебивала его, но не потому, что не слушала. Она _вся_ была слухом (ну может быть чуточку взглядом). Она не хотела, чтобы он думал, будто она его не слушает.
Она рассказывала о том, что видит вокруг, про людей за его спиной, про свои подозрения на счет музыкантов.
Потом он долго смотрел на нее. Крутил в руках зажигалку. Она смотрела на его пальцы. И тут она отчетливо поняла, что она чувствует к этой зажигалке - ревность. Этой неодушевленной нахалке доставалось явно больше чем Ей.
Она гладила его пальцы. Хотела, чтобы он ее ревновал. Чуть-чуть. Только как провокация.
Она говорила еле слышно, он часто ее даже не слышал. Было важно не что, а как она говорит. Просто смотреть на ее лицо.
Она собрала пальцем сахар со стола. Посмотрела на него и сказала:
-Ладно, папа, мне пора домой.
И все стало на свои места.

Дата: 01 февраля 2010