ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ

ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ

Как всегда бывает перед такого рода вечеринками, уже в метро мы начали встречать много дредастых улыбающихся людей, смешных, красивых, веселых, немного неадекватных.
Вязкий холод позднеосенней ночи развеивало предвкушение тёплой музыки, заводных танцев и моря позитивных вибраций, которые так умело запускает во время своих выступлений
«ВПР и Фестиваль всего на Свете». Первый шок грубо обрушился на нас, как только мы подошли к клубу. Очередь из людей была потрясающая… Как будто в «Точке» выступал сам Боб Марли.
Павлик сразу стал наводить панику – что мы туда не попадем, а если и попадем, то не раньше завершения концерта, и вообще оно того не стоит, ну и в том же духе. Но возвращаться,
по-нашему с Марго негласному соглашению, было глупо. И мы остались. И внутрь вошли не к концу праздника, а всего лишь через пятьдесят веселых минут, проведенных в расплюснутом
состоянии среди толпы таких же расплюснутых людей. Поэтому мы даже не вошли, а были внесены в клуб. И тут случился второй удар. Толпа внутри оказалась гораздо больше, чем снаружи,
кроме того, всё было укутано зловещим, едким синим туманом. Кислорода в нём не было, но и пути отступление тоже не было. Поэтому, вооружившись китайским лимонником, мы уселись отдыхать.
Наша мужественная уверенность нас не подвела. Рома был бесподобен. Он виртуозно играл нашими телами, раскачивая их во всех измерениях. Он пел так, что было невозможно петь вместе с
ним – оставалось только заворожено, очарованно слушать и впитывать. Его голос окутывает и открывает, волнует и помогает почувствовать свое тело, которое тоже в это время живет своей жизнью
– для него есть только ритм и драйв, и волны прекрасных вибраций, неповторимых эмоций…
И ещё перкуссионист. Он меня очаровал. Смотришь, как он ловко управляется со всеми этими бочоночками-тарелочками и фантазия невольно рисует эти руки… ах, да… смотришь на них, и возникает
ощущение, что двигаешься их ритмом, и движением, и звуком. И всё внутри обновляется, оживает, радуется, переливается через край от этих слов и нот, от музыки и голоса. Закрываешь глаза и видишь,
как ветер дует, колдун колдует, и небо набухает дождем и радугой и громом, и чувствуешь эти могучие спины, которые встают из пучины, чтобы стать нашим спасением. Это незабываемо и непередаваемо,
и слова все какие-то не те, не такие, это невозможно передать и пересказать, это можно только ощутить.

Возвращение в реальность было суровым. Ноги в тряпичных кедах замерзают до бесчувственности, ветер пронизывает до косточек и так хочется горячего чаю, а время 6 утра и даже Макдоналдс закрыт.
Но волшебство ночи продолжается, и добрая тётя-уборщица пускает в закрытый магазин погреться и в туалет; а потом дядя-водитель-автобуса заботливо разбудил нас на нашей остановке; и
дядя-водитель-маршуртки, совсем как родной, напоил сладким чаем из термоса и угостил пирожком, да ещё печку так включил, что ноги до сих пор не мерзнут. И, приближаясь к дому, я чувствую горячую волну
бесконечной благодарности всем этим волшебным людям с такими тёплыми сердцами и прошу Мир, чтобы всё в их жизни было очень-очень хорошо и так же волшебно, как и они сами!
И благодарю Мир за такое волшебное ночь-утро–день! Спасибо!

Дата: 03 марта 2010