Я ПОБЕДИЛА
Наши спонсоры:
Покрытие полироль willson "ООО "Косметик Авто"".

Я ПОБЕДИЛА

Все в мире ломается. Нет ничего вечного. Что-то ломается от износа, что-то – от неаккуратного обращения, что-то мы ломаем сами… Меня всегда интересовало, с какой силой надо сжать руку, чтобы бокал раскололся. Этот вопрос пульсировал в моей голове при каждом поднятии бокала на каждом празднике, будь это новый год, день рождения или собственная свадьба. И я сжимала, сжимала руку… Но в какой-то момент останавливалась. Что меня останавливало? Страх порезать ладонь, нежелание стать центром всеобщего внимания? Не знаю.
Почему я не остановилась сегодня? Наверное, все-таки наступил момент, когда не осталось ничего другого, кроме как сломать, разбить окончательно. Мне стало легче. Я сижу на полу в ванной, перебинтовываю себе руку, глажу черного кота и улыбаюсь. Улыбаюсь тому, что в детской спит моя четырехлетняя дочка Тая, а в спальне – любимый муж Виталик, что у меня есть интересная высокооплачиваемая работа, что мои родители живы и здоровы, что сегодня Тая впервые назвала Виталика папой…
Я победила. Теперь я точно знаю.

Несколько часов назад в магазине я встретила свою первую любовь. Мой первый мужчина, Сережа… Он помог донести до машины пакеты с продуктами, а потом мы долго стояли и молчали. Даже моя дочь не проронила ни слова, сидя у меня на руках. Только когда я уезжала, он сказал: «Это ведь мог быть мой ребенок. И ты могла бы быть моей. Знаешь, если бы я только мог все вернуть… Мне тогда казалось, что это не любовь, а так… Я думал, что самое дорогое – это свобода, а теперь я смотрю на вас, и понимаю, что самое дорогое я потерял…»
Тогда, чуть меньше четырех лет назад, Сережа сказал, что ему не нужен этот ребенок, не нужна я. Он отвез меня в клинику делать аборт, заплатил деньги, сидел под дверью. Мне было 18. Мне было страшно. Мне было ужасно больно, что человек, которого я любила, которому я безгранично верила, к которому я бежала, счастливая, с новостью о том, что у нас будет ребенок – этот человек меня предал. Он сидел под дверью сорок минут, а когда открыла дверь и мимо него направилась к выходу - бежал за мной по улице, пытался успокоить. Он пытался убедить меня, что все сделано правильно, что мне 18, ему 23, и мы не можем испортить себе жизнь. Потом я стояла на коленях в грязном снегу, гладила бездомного черного котенка, плакала. Странно, я не могу вспомнить подробностей. Мне казалось, что даже если меня ночью разбудят – я каждый миг того дня, той боли буду чувствовать снова и снова. Но нет… Сегодня что-то изменилось, что-то сломалось. Я увидела Сережу и как-будто вернула ему всю ту боль, которую он подарил мне. Тогда, в клинике, в кабинете, я сорок минут просто проревела на плече у врача. Я не знала, как жить дальше, но я точно знала, что не смогу сделать аборт.
Я победила. Теперь я точно знаю. Кто-то, может быть, скажет, что я плохой человек потому что не дала настоящему отцу ребенка второго шанса. Пусть так. Целых четыре года меня мучила эта мысль. А сегодня все прошло. И единственная боль, которую я ощущаю – это боль от порезанной ладони.
В детской спит моя дочка Тая, в спальне спит мой муж Виталик, пора и нам спать правда, котик? Интересно, помнишь ли ты тот вечер, когда я стояла на коленях в грязном снегу и пыталась согреть маленький черный комочек…

Дата: 28 марта 2010