ЗА ЧТО НАМ ТАК ПОЛЮБИЛОСЬ АЗИАТСКОЕ КИНО?

Наши спонсоры:
http://suo-rost.ru/ автодоки автомобильный форум электронная очередь в гибдд москвы.

ЗА ЧТО НАМ ТАК ПОЛЮБИЛОСЬ АЗИАТСКОЕ КИНО?

 

ЗА ЧТО НАМ ТАК ПОЛЮБИЛОСЬ АЗИАТСКОЕ КИНО? МОЖЕТ, ЗА КАКОЕ-ТО ЗАШКАЛИВАЮЩЕЕ НАСИЛИЕ, КОТОРОЕ ХЛЫНУЛО НА ЭКРАНЫ В ФИЛЬМАХ КОРЕЙЦЕВ КИМ КИ ДУКА И ПАК ЧХАН-УКА, СЛУЖАЩЕЕ МЕТАФОРОЙ СИЛЬНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЧУВСТВ? ИЛИ ЗА ЗАГАДОЧНОСТЬ И СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬ, ВРОДЕ ЗАМЕДЛЕННОЙ СЪЕМКИ И ДОЛГИХ ПЛАНОВ? 

За последние 20 лет китайское, японское и корейское кино полюбили какой-то странной, необъяснимой, как сами эти фильмы, любовью. Все началось, кажется, с Вонга Кар-Вая, который снискал статус супермодного режиссера году эдак в 1996-м. В новое тысячелетие автор, никогда не снимающий темных очков, ворвался с грандиознейшей из мелодрам —«Любовным настроением» (2000), где впервые раскрываются такие качества великого чувства, как летучесть и случайность выбора его объекта; и что сама любовь так же эфемерна, как память. «Любовное настроение» вдруг очертило двух самых ярких и —главное! —узнаваемых звезд гонконгского кино: Тони Люна и Мэгги Чун. До той поры разобрать в азиатском фильме, где какой герой, было весьма сложно. Можно понять Дэвида Линча, который, будучи главой жюри Венецианского кинофестиваля, решил, что все женские роли в кар-ваевском «Прахе времен» играет одна и та лее актриса и что это такая авторская концепция. Вообще разность культурных кодов косвенно повлияла на возникновение «моды» на восточное кино, где многому непонятному приписывались какие-то сверхтайные смыслы. Кар-Вай умудрялся оставаться культовым автором, практически не меняясь. Он год за годом снимал примерно один и тот же фильм, выпуская его в прокат под другими названиями, иногда для разнообразия заменяя актеров и имена персонажей —но сути сей факт не менял. Это был один и тот лее обволакивающий «сон разбитого сердца».

Параллельно с Кар-Ваем героем восточного фронта стал Такеши Китано, взявший публику ледяным спокойствием и жгучей, невиданной до той поры дикостью. В его «Жестоких полицейских», «Точках кипения» и «Фейерверках» страшная смерть приходила быстро, молча, и она почему-то никого не удивляла: ни преследователя, ни жертву. Фильмы Китано стали «модными» одновременно в среде людей очень умных и полных дураков, воспринимавших их буквально. За два часа Китано умудрялся вынуть из вас душу, а возвращал ее на место уже немножко другой. Так работают только шедевры. Причем неважно, о чем он рассказывал: о разборках якудза или о непроходящей любви, как в «Куклах» (2002) —великой во всех отношениях мелодраме, грустной, нескучной и щедрой на смех и слезы.

Дата: 02 августа 2012